Поэма о жемчужине
25.02.2018 08:14

Предлагаем Вашему вниманию "Поэму о жемчужине", написанную на арамейском языке.

В оригинале поэма написана сирийским письмом, однако на сайте она представлена шрифтом древнего арамейского, и это для удобства изучения тех, кто владеет основами иврита или древнего арамейского.
Читателю предлагаются перевод Сергея Аверинцева и поэтический перевод Михаила Кравцова.


Поэма о жемчужине

(пересказал М. Кравцов)

מדרשא דיהודא תאומא שליחא
דבאתרא דהנדוה
'

(оригинал)

Песнь о Жемчужине

Песнь апостола Иуды Фомы, воспетая им в земле индийской

(с сайта «Апокрифы», перевод С. Аверинцева)

     

1. Когда я был во время оно
Еще беспомощен и мал,
То в отчем доме возле трона
В добре и славе проживал.

כד אנא שבר ילוד עמר 
במלכות בית אבי ובעותרא ובגאותא דמרביני מנח הות

Когда я дитятей обитал в царстве дома моего Отца, 
утешаясь блистанием богатств и славы воспитавших меня,

2. Но из обители Востока
Моя высокая родня
Меня отправила далёко,
В дорогу снарядив меня.

מן מדנחא מתן זודו 
אבהי שדרוני

от Востока, отечества моего, 
родившие меня послали меня

и в путь собрали меня.

3. Мне был вручен припас чудесный,
Чтоб я нужды не знал в пути.
Он был большой, но легковесный,
Я мог один его нести.

ומן עותרא דבית גזן כבר

צמדו לי מובלא סגיאא הי

וקלילא דאנא לחודי אשקליה

Из сокровищниц своих обильных

они мне вынесли ношу; 
велико было бремя, но легко,

и нести его мог я один:

4. Из тайников казны богатой
Сокровищ много извлекли:
Ганзаха серебро, и злато
Обильной гелейской земли,

דהבא הי דבית גליא וסאמא 
דגזך רבתא וקרקדנא מן 
הנדו ופתותכי בית קושן

злато от земли Гелер, 
и сребро великого Гандзака,

5. Индийский яхонт с бриллиантом,
Граненным в кушанских краях.
Плоть укрепили адамантом,
Ломающим железо в прах.

וחזקוני באדמוס דלפרזלא הי שחקא ואשלחוני לזהיתא 
דבחובהון עבדוה לי

и халцедоны земли индийской, и перлы дома Кушанов. 
И одели меня адамантом, что сокрушает железо,

6. С меня хитон лучистый сняли,
Он был мне всех одежд милей,
И плащ пурпурный отобрали,
По мерке сотканный моей.

ולטוגי דזחוריתא דעל קומתי ממשח זקיר

совлекши с меня ризу света, что по любви ко мне они сотворили, и пурпуровый оный плащ, истканный по мере моей.

7. Союз со мною заключили,
И непреложный свой устав
Во мне навеки утвердили,
Его на сердце начертав:

ועבדו עמי חורקנא
וכתבוהי בלבי דלא נתטעא

И сотворили они со мною завет, 
и начертали его в сердце моем,
 
да не возмогу забыть его:

8. «Коль ты в Египет мглистый снидешь,
И там из глубины морей
Для нас жемчужину похитишь,
Ту, что хранит палящий Змей,

ואן תחות לגו מצרין ותיתיה למרגניתא חדא הי דאיתיה בגו ימא חדרוהי דחויא סיקא

Если ты в Египет снидешь 
и жемчужину, единственную, изымешь, сущую в утробе моря,
 
подле пасти пыхающего Змия,

9. Вернем тебе твой плащ державный,
Хитон лучистый твой вернем,
Тогда ты будешь брату равный,
С ним станешь царствовать вдвоем.»

תלבשיה לזהיתך ולטוגך דעליה מנח ועם אחוך תרינך ירת 
במלכותן תהא

облачишься ты в ризу света, и в плащ твой, что на нее возлагаем, 
и с братом твоим, вторым по сану, наследник царствия нашего будешь.

10. И двое воинов с мечами
Мне были в спутники даны,
Ведь я был очень мал летами,
Пути ж опасны и трудны.

שגרת מדנחא נחתת 
כד עמי תרין פרונקין 
דאורחא דחילא 
ועטלא ואנא שבר אנא למדדיה

Оставив Восток, нисходил я, и два вестника было со мною, 
ибо труден и опасен был путь, я же весьма млад.

11. Пройдя Майшан – купцы Востока
Туда спешат со всех сторон –
Я шел все дальше, а дорога
Вела во влажный Вавилон.

עברת תחומי מישן צוב תגרי מדנחא ומטית לארע בבל ועלת בשוריה דסרבוג

Я перешел рубежи Майшана, где сходятся купцы Востока, 
и достиг земли Вавилона,

12. Прошел под Сарбуга стеною,
А у египетской земли
Простились спутники со мною
И в путь обратный побрели.

נחתת לי לגו מצרין ומלויני מני פרשו

и вступил в стены Сарбуга. 
Но когда в Египет я снизошел, спутники мои отступили от меня.

13. Я ж уходил в Египет, к Змею,
И собирался ожидать,
Что он уснет, а я сумею
Мою жемчужину забрать.

תרצת לות חויא חדרוהי דאשפזה שרית עד ננום ועד נשכב מנה למרגניתא אשקליה

Я же к Змию направил путь, на постоялом дворе ожидал, 
когда он уснет и воздремлет, дабы жемчужину исхитить.

14. И вот, проделав путь немалый,
Пыль отряхнув с усталых ног,
Зашел на двор я постоялый,
И жил, всем чужд и одинок.

ודחד הוית משוחד הוית
לבני אשפזי נוכרי הוית 

Странник был я и одинок, 
для всех постояльцев двора чужд,

15. Я мужа юного приметил
Среди иных пришельцев. Он
Был ликом царственен и светел,
И на Востоке был рожден.

ולבר גנסי בר חארא מן מדנחא תמן חזית לטליא פאיא

חסידא בר משיחא

и свободнорожденного моей земли 
и сродной крови я приметил там,

16. Мой кровный родственник и сверстник.
Мы быстро подружились с ним.
Он мне в заботах был наперсник,
В трудах торговых - побратим.

ולי אתא נקף ועבדתה בר עניני חברי דתאגורתי לה שותפת

юношу, милого для очей, сына помазания, что прилепился ко мне;

17. Помощник, щедрый на советы.
Им был совет мне добрый дан:
Блюсти отцовские заветы,
И сторониться египтян,

זהרתה מן מצרין

и сотворил я его общником моим 
и причастником советов моих, и предостерег противу Египта
 
.

18. Святынь их скверных не касаться,
Их одеяний не носить.
Но приходилось мне стараться
Простым и незаметным быть.

ומן נקפהון דמסיבא ואיך לבושהון לבשת דלא נסברוני 

и противу касания нечистых Одеждою моей я уподобился им, 
дабы не злобились они,

19. Боялся я, что племя это,
Свое сокровище храня,
Меня начнет сживать со света,
Натравит Змея на меня.

דמן לבר אתית דאסביה למרגניתא ונעירון לחויא עלי

что извне я пришел 
жемчужину оную исхитить,
 
и не возбуждали на меня Змия.
 

20. Но я усердствовал напрасно –
Во мне прознали чужака,
Что за жемчужиной прекрасной
Явился к ним издалека.

ובאידא מן עללתא רגשו דלא הוית בר מתהון

Но не ведаю, как прознали они, 
что родом я не из их земли,
 

21. Ко мне приглядываться стали.
Чтоб надо мною власть иметь,
Мне с умыслом коварным дали
Вкусить неправедную снедь,

וחלטו עמי בנכליהון אף אטעמוני מאכולתהון

и лукаво сотворили они со мной, 
и дали мне вкусить от яств своих.

22. И выпить злое зелье. Скоро
Я о жемчужине забыл,
О той бесценной, за которой
Моей родней я послан был,

וטעית דבר מלכא אנא ופלחת למלכא דילהון

И я забыл, что я царский сын, 
и поработился их царю,
 
и забыл о жемчужине оной,
 

23. Забыл о доме, где родился,
Где ждал меня мой царский трон,
Царю земли поработился,
И погрузился в тяжкий сон...

וטעית למרגניתא דעליה אבהי שדרוני ביוקרא דטרופיהון שכבת 
בשנתא עמיקתא

за коей был от родивших послан, 
и от дебелости их яств
 
поникнул в тяжелом сне.

24. Моя судьба лихая стала
Известна в нашей стороне,
О ней родня моя узнала
И горевала обо мне.

ובכל הלין דגדשני אבוהי דגשו וחשו עלי

Узнав же о всем, что сталось со мной, 
родившие меня воскорбели обо мне,

25. Весть разнеслась по всем округам,
Ее услышал стар и млад:
Державы нашей первым слугам
Собраться возле царских врат.

ואתכרז במלכותן דכלנש לתרען נשתגר מלכא ורשי פרתו וכל רורבני מדנחא

и весть была объявлена по нашему царству, и каждый был ко двору нашему призван

26. О том держать совет великий,
Чтоб не погиб в Египте я.
Пришли восточные владыки,
Пришли парфянские князья.

קטרו עלי אפרסנא דבמצרין לא אשתבר

Цари и князи земли Парфянской 
И все вельможи Востока.
 
И составили они совет,
 
чтобы в Египте не покинуть меня

27. И ткань чудесного посланья
Соткали из горящих слов,
Все имена свои и званья
Вплетая в этот страстный зов:

וכתבו לי איגרתא וכל רב שמו בו ארמי

и послание они написали, 
и каждый знатный подписал свое имя:
 

28. «Отец, царящий над царями,
И мать, что правый суд верша,
Царит, высокая делами,
Над всем Востоком госпожа,

מן אבוך מלך מלכא ואמך אחידת מדנחא

От Отца  твоего, царя царей, 
и от Матери твоей, Востока госпожи,

29. И брат, во всех пределах чтимый, -
Он в царстве после нас второй –
В Египет пишут: сын любимый!
Привет тебе и мир с тобой.

ומן אחוך תרינן 
לך ברן דבמצרין שלם נוד

и от Брата твоего, второго по тебе, 
во Египте сущему сыну нашему мир!
 

30. Пора настала пробудиться!
Словам послания внемли:
Кому ты смел поработиться,
Пред кем поник ты до земли!

קום לך מן שנתך ומלא דאגרתן שמע

Восстань, и пробудись от сна, 
и услышь послания нашего речь,
 

31. Сын царский! Встань и вспомни: кто ты,
Кем прежде был ты, кем ты стал?
Подумай, для какой работы
Ты избран был, и кто избрал!

אתעהד דבר מלכא אנת חזי עברותא למן פלחת עהדיה

и вспомни, что царский ты сын, 
и узри, кому поработился ты!

32. Припомни, что в Египет мглистый
Ты за жемчужиной сходил,
Припомни свой хитон лучистый,
И плащ, который ты носил.

למרגניתא דעליה למצרין אשתגרא אתדכריה לזהיתך ולטוגך

Вспомни о жемчужине оной, 
коей ради пришел ты в Египет;
 
вспомни о ризе света,
 
помысли о плаше твоем предивном,

33. Встань, победи, и одеянье
Прекрасное надень опять,
Чтоб мы могли твое деянье
В нетленной книге записать.

ודתצטבת דבספר חליצא שמך קרא

да облечешься ты в них и украсишься ими, 
дабы имя твое читалось в книге славных,

34. И чтоб господство над державой
Ты с братом поровну делил.»
И сам отец рукою правой
Печать к посланью приложил.

ועם אחוך פצעריבן ירת במלכותן תהא

и с Братом твоим, вторым по сану, 
был ты царствия нашего наследник

35. Знак царственный и оборона.
Да не дерзнет ее сломать
Ни злая сила Вавилона,
Ни сарбужцев мятежных рать.

ואיגרתא איגרתא הי דמלכא בימינה חתם מן בשא בני בבל ודיוא מרידא דסרבוג

Сие послание послано было и запечатано царевой десницей от лукавых, от детей Вавилона и от мятежных демонов Сарбуга.

36. Пустившись в путь без провожатых,
Оно высоко над землей
Вдруг понеслось, как царь пернатых,
И оказалось предо мной.

פרחת בדמות נשרא מלכא דכל פרחתא פרחת ושכנת צאידי

Оно полетело, орлу подобясь, над всеми пернатыми владыке, 
полетело и ко мне опустилось

37. Письмо звучащей речью стало,
Глаголом стали имена,
И сердце этим звукам вняло –
Я пробудился ото сна.

וכלה הות לה מלתא לקלה

ולקל רגשה נדת וקמת מן שנתי

и стало всецело речью. 
От гласа его и гласа звука его пробудился я, и восстал ото сна,
 

38. Поцеловав хрустящий свиток,
Я снял заветную печать,
И ощущая сил избыток,
Стал строки дивные читать.

שקלתה לי ונשקתה ושרית אנא לחתמה קרית

и взял его, и лобызал его, и снял печать его, и прочел. 

39. Вначале все мне было ново,
Язык их темный незнаком,
Но имя каждое и слово
Я в сердце находил моем.

וכל איך דבלבי רשים מליה דאיגרתי אתכתב

Как начертано было в сердце моем, так и были начертаны слова письма.

40. И понял: царского я рода,
Побег высокого ствола,
Даны мне сила и свобода
Вершить великие дела.

עהדת דבר מלכא אנא וחארותי כינה פקדא

Я вспомнил, что царский я сын, что свобода моя взыскует сродного ей,

41. Но сам себя забыл во сне я,
Свою жемчужину забыл.
И я пылающего Змея
Тройным заклятьем усыпил.

עהדת למרגניתא דעליה
למצרין אשתדרא ושרית ממגש אנא לה לחויא דחילא וסיקא אנימתה

вспомнил и о жемчужине оной, коей ради пришел я в Египет, 
И начал совершать тайнодейство над Змием пыхающим и лютым,
 
и смирил его, и усыпил его,

42. Три страшных сокровенных слова
Над Змеем лютым я изрек,
Три имени: отца благого,
Великой матери, - Восток

ואשכבתה דשם אבי עלוהי אתדכרת ושמה דתרינן ודאמי מלכת מדנחא

изрекши над ним имя Отца моего, 
имя Брата моего, второго по сану, и Матери моей, царицы Востока,

43. Послушен ей, - мое и брата.
Жемчужину свою забрал,
И уходя из стран заката,
К родному дому зашагал.

חטפתה למרגניתא ועטפת דאפנא לבית אבי

и жемчужину оную исхитил, и к дому Отца моего обратился. 

44. Стыдясь домой прийти в одежде,
Покрытой мглою нечистот,
Ее я снял и бросил прежде,
Чем взял дорогу на восход.

לבושהון צאא וטמאא שלחת שבקתה באתרהון ותרצתה למרדיתי דאתא לנהורא דמתן מדנחא

Одежды их, исполненные скверны, я совлек и оставил в их земле, 
и на возврат путь мой направил к свету отечества нашего, к Востоку

45. На путь ступил я многотрудный,
И чуждый покидал предел
Не оглянувшись. Свиток чудный,
Сверкая, предо мной летел.

ואיגרתי מעירניתי קדמי באורחא אשכחת

Послание мое, пробудившее меня, обрел я предо мною на стезе моей; 

46. А у меня письмо отцово
Все время было на устах.
Его твердил я слово в слово
И побеждал тоску и страх.

איך דבקלה אעירתני תוב בנוהרה לי מדברא דשריא בסליקון קדמי 

оно, что гласом своим пробудило меня, вновь вело меня светом своим:

блистая предо мною красой своей   по китайской бумаге

47. Оно вначале пробудило,
С моим покончив забытьем,
Теперь ночами мне светило
И путь указывало днем.

בחורה מפרגא ובקל הדיותה תובן רהיבותי מלבבא ובחובה נגדא לי

червонным письмом, 
и гласом водительства своего сызнова ободряя унылость мою, и любовью своей увлекая меня

48. Я им к стране моей высокой
Был словно вихрем увлечен:
Уж Сарбуг позади далеко,
Уж слева влажный Вавилон,

נפקת לברתה לסרבוג שבקת לבבל לסמלי

Я выступил в путь, прошел у Сарбуга, землю Вавилонскую оставил ошую

49. Вот я уже перед Майшаном,
Куда со всех концов земли
Шел караван за караваном
И подплывали корабли.

ומטית למישן רבתא ללמאנהון דתגרא דבעברה דימא יתב

и достиг великого Майшана, оной гавани купцов Востока, покоящейся у брега морского.

50. И тут настал конец изгнанья,
Разлуки тягостной конец:
Два светозарных одеянья
Прислал мне царственный отец.

לזהיתא דשלחת הוית ולטוגי דבה מעטפא מן רמתא דורקן לתמן אבהי שדרוה

Ризу света, которой я совлекся, 
и плащ мой, что на нее возлагаем,
 
от Гирканских высот одежды сии родившие меня прислали мне

51. Два мужа, те, что неизменно
Стоят над царскою казной,
С одеждой этой драгоценной
Вдруг появились предо мной.

באידא דגזבריהון דבשררהון עליה מהימנין

руками доверенных казначеев, 
избранных правдивости своей ради.
 

52. Она была мне незнакома,
Ее я сразу не узнал –
Я снял ее, уйдя из дома,
Когда был немощен и мал.

דלא עהד הוית תגמה דשברותי שבקתה בית אבי מן שלי

Я не помнил одежд тех, оставив их в детстве моем в доме Отца моего,

53. Одна из риз сияла светом,
Взор привлекая и слепя,
В светящемся зерцале этом
Я видел ясно сам себя.

כד אקבלתה למחזיתי זהיתא דמת לי כלה

и, внезапно, явившись очам моим, риза предстала как зерцало мое: во всем существе моем я видел ее, 

54. Весь образ мой простой и цельный
Там воплощался предо мной.
Разобщены и нераздельны,
Мы были сущностью одной.

אנא בכולי חזית ואף אנא לכולי בה אקבלת דתרין חנן בחדא דמו 

В ней же Всецело лицезрел себя, 
так, что в разделении были мы
 
и все же явлены в обличьи одном.

55. Взгляд обратив к отцовским слугам,
Я, восхищенный, смог узнать
В их полной схожести друг с другом
Царя единого печать.

ואף להון לגזברא דלי איתיוה הכן חזית דתרין אנון דמו אנון דחד ניש מלכא רשים בהון

Также и казначеи, приметил я, 
принесшие мне ризу мою, оба являли единый лик, ибо приняли тот же знак от Царя,

56. Он с ними дар послал, в котором,
Как солнце в малой капле вод,
Явил пред ослепленным взором
Всю полноту своих щедрот.

דאיקרא אפני לי לגועלן עותרי באידיהון

который через них возвращал мне честь, залог избыточества моего

57. На одеяньи том, на ткани
Из тонких нитей золотых,
Сверкали радужные грани
Всех драгоценностей земных.

לזהיתא מצבתתא בגונא גאיא מפרגא בדהבא

ризу света, 
блистанием украшенную отменно: было там злато,

58. Алмаз, врачующий от сглаза,
Там рядом с ониксом сиял,
А возле знойного топаза
Был охлаждающий опал.

ובברולא וקרפדנא

 
     

59. Там пламенел рубин багровый
И благодатный изумруд,
Агат, что может брать в оковы
А может разрешать от пут.

ופתותכא וסרדונא פרישת גון אף הי ברומה מתקחנא

изготовленная достойно высокого сана,

60. Там перл блистал, простой и гладкий,
Роскошный искрился берилл,
А золотые швы и складки
Могучий адамант крепил.

ובכאפא דאדמוס כול שריתה מקבען

риза на сгибах крепилась адамантом, 

61. Везде я различал мерцанье
Сапфирных искр, живых огней,
Там возникало очертанье –
 
Высокий лик царя царей.

וצלמה דמלך מלכא כל בכלה מסק וציר ואיך כאפא דספילא תובן ברומה מפתכא

Царя царей владычный образ 
отображался на ней повсюду,
 
и он же, подобный камню сапфиру,
 
и был выткан пестро на ее вершинах.

62. Я видел: возле одеянья,
Чуть всколыхнув его края,
Всепобеждающего знанья
Забила легкая струя.

וחזית תוב דבכלה זועי ידעתי רפתין

И еще узрел я окрест нее шевеленье познания, как струи;

63. Слух напрягая до предела,
Я слышал голос неземной,
И понял: риза тихо пела
И речь вела сама с собой:

ואיך הו דלממללה תוב חזיתה דמתעתדא כל נעמתה שמעת דעם מחתיה מרתמא

я увидел также, что она словно приготовилась говорить; 
я услышал я напевов ее звон, как она звучала, сходя на меня:

64. «Усердный раб владеет мною,
Отец нас вместе создавал.
Я возрастала красотою,
Когда он духом вырастал.»

דהו אנא זריז עבדא דלה רביוני קדמוהי דאבי ואף אנא מרגשא הוית בי דקומתי איך עמלוהי רביא

Принадлежу я усерднейшему из слуг, для коего взращена пред лицом Отца, 
и приметила я, как росла вместе с ростом заслуг его.

65. Легко и плавно закружилась,
Собою царственно горда,
И мне навстречу устремилась,
Пролившись в руки, как вода.

ובזועיה מלכיא כולה לותי בשתפעא ועל אידא דיהוביה מסתרהבא איך דאשקליה

И царственным своим устремленьем излилась она на меня всецело и поспешила, как велел ей Даятель, чтобы возмог я принять ее в руки;

66. Я надевал ее, стирая
Нас разобщающую грань,
И облекалась плоть нагая
В ее трепещущую ткань.

ואף לי חובי זקת הוא דארהט לאורעה אקבליה ואתפשטת 
וקבלתה בשופרא דגוניה אצטבתת

и меня любовь моя подстрекала порывом устремиться ей навстречу. 
И простерся я, и принял ее, и красою многоцветной украсил себя,

67. Я плащ раскинул над собою,
Как свадебный покров. Потом
Я им укрылся с головою,
Себя укутав целиком.

ולטוגי נציח גונא כלי לכלה אתעטפת

и возложил мой блеском отливающий плащ 
во всю ширину на всего себя.

68. Так я оделся и собрался.
Подняться следовало мне
К вратам, в которых преклонялся
Любой, кто приходил извне.

לבשת בה ואתעלית 
לתרע שלמא וסגדתא 

Так облачился я и взошел на высоты к Вратам Приветствия и Поклоненья; 

69. Я сделал первый шаг к слиянью
С истоком царственным своим –
Воздал хвалу отца сиянью
И преклонился перед ним.

כפת רשי וסגדת לה לזיוה דאבי דלי שדרה

склонил я главу мою и поклонился Отчему Сиянию, мне пославшему ризу, 

70. Его я выполнил веленья,
И он меня не обманул:
Призвал меня из отдаленья
И ризы светлые вернул.

דעבדת לפוקדנוהי ואף הו דאשתודי עבד

Тому, чьи заповеди я исполнил 
и Кто воздает мне, обетованию верен
 

71. И как тогда, во время оно,
Мне рад был, всю родню собрал
На пир веселый возле трона.
Из славословий я узнал,

ובתרעא דוספרוהי ברורבנוהי אתחלטת דחדי בי וקבלא יתי ועמה במלכותה הוית

(во дворах сыновей Его дома 
я вел с вельможами Его беседу), Кто радовался обо мне, меня принял и с Кем пребывал я в Его царстве,

72. Внимая пенью и органу,
Что я с жемчужиной моей,
Как редкий дар его предстану
Перед лицом царя царей.

ובקלא דדרוסא כול פלחוהי לה משבחין דאשתהרי 
דלתרעא תוב דמלך מלכא עמה אשתגר ובקורבן מרגניתי עמה למלכן אתחזא:

Кого служители Его хвалят голосами водяного органа за то, что Он обещал неложно, что и я ко двору Царя царей поеду и, неся жемчужину мою, дар мой, с Ним купно явлюсь пред лице Царево.

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск по сайту

Copyright © 2011 AXAZ.org, All Rights Reserved
Перепечатка разрешена только с активной ссылкой на конкретный материал!